понедельник, 31 марта 2014 г.

Дочь Пана

Продолжая писать о любимых книгах, хочу отметить этот рассказ из книги Дион Форчун, так как её героиня чем-то напоминает  Лёвушку-лисёнка из моего романа "Дхана и иные миры". Привожу здесь только отрывок, всё остальное и другие рассказы Дион Форчун можете прочитать по ссылкам.


... 

    Свернувшаяся клубком на диване, между двумя женщинами, которые, казалось, принадлежали к иной породе и обсуждали ее в ее же присутствии, словно она была неодушевленным предметом, девушка выглядела типичной умственно отсталой. Дефективные не вызывали у меня ничего, кроме отвращения, а свое сочувствие я приберегал для членов их семей. Но девушка, которая находилась передо мной, внушала не чувство отвращения, а только жалость. Она напоминала жаворонка в клетке в лавке торговца всякой живностью, с оперением, тусклым от грязи и потертым о прутья клетки, апатичного, больного, жалкого, который не поет потому, что не может летать. Для чего она была предназначена природой, сказать было невозможно, поскольку две ревностные воспитательницы, тщательно ее опекавшие, так оберегали ее, что от начального материала ничего не осталось. Ее личность раздражала обеих, и они эффективно подавляли ее, но, увы, не было ничего, чем они могли бы ее заменить, и они остались с лишенным души автоматом, которого таскали от психиатра к психиатру в безнадежной попытке устранить ущерб и поддерживая именно те условия, которые к нему привели.
    Я очнулся от своих размышлений, услышав голос матери, которая, явно имея вкус к экономии во всем, что касалось гадкого утенка, ловко торговалась с Тавернером по поводу оплаты, а он, который всегда больше интересовался скорее человеческим, чем коммерческим аспектом своей работы, уступил ей больше половины.
    — Тавернер, — сказал я, как только за ними закрылась дверь, — то, что они платят, не покроет ее содержания и питания, разве только лечение. Они не бедняки, взгляните на их машину. Черт возьми! Почему вы не заставили их заплатить?
    — Мой дорогой мальчик, — сказал он мягко, — я вынужден был взять плату ниже оплаты гувернантки, иначе я не получил бы эту работу.
    — Вы считаете, что ваша работа большего не стоит? — зарычал я, ибо терпеть не мог, когда обманывали людей, подобных Тавернеру.
    — Трудно сказать, — ответил он. — Они забивают квадратную деревяшку в круглое отверстие с такой уверенностью, что могут эту деревяшку расколоть, но до какой степени, мы не сможем сказать, пока не вытащим ее из отверстия. Но какое впечатление произвела на вас наша новая пациентка? Первое впечатление обычно самое верное. Какие чувства разбудила она в вас? В случаях, когда дело касается психики, это вернейшие показания.
    — Похоже, она вынуждена жить так, как будто выполняет неприятную работу, — ответил я. — Она малопривлекательный объект, но не отталкивающий. Я не столько жалею ее, сколько сочувствую ей, в этом, знаете ли, есть разница. Я не могу выразить это яснее.
    — Вы как раз выразили это очень ясно, — сказал Тавернер. — Различие между жалостью и сочувствием — краеугольный камень в этом случае. Мы жалеем то, чего в нас нет, и сочувствуем тому, что по воле Бога касается вас или меня. Вы чувствуете родство с этой душой потому, что, в какую бы оболочку она ни была заключена, она «одна из нас », но повреждена при сотворении.
    — И повреждена тяжелой рукой, — добавил я. — Я думаю, если бы они были бедными людьми, эта больная попала бы в специализированную психиатрическую клинику.
    — Вы ошибаетесь, — сказал Тавернер. — Эта больная на ступень выше. — Бросив это загадочное замечание, он вышел.
    На следующий день появилась новая пациентка, которая отзывалась на неподходящее ей имя Диана. На вид ей можно было дать лет пятнадцать, но в действительности ей было около восемнадцати. Тощая, неопрятная, неуклюжая и мрачная, она имела все повадки пса, испорченного дурным обращением. Она, конечно, не являлась украшением общества, и я бы не удивился, если бы Тавернер ее изолировал, но он, казалось, не только не был склонен организовывать наблюдение, но предоставил ей полную свободу. Не привыкшая к отсутствию ограничений, она, казалось, не знала, чем заняться, и ходила крадучись, словно в любой момент неведомые грубые силы могли потребовать наказания за какие-то проступки.
    Пользуясь случаем, хочу объяснить, почему наша пациентка была предоставлена самой себе. Она, конечно, не делала чести заведению, но я начал понимать, чем руководствовался Тавернер. Полностью предоставленная самой себе, девушка начала постепенно вписываться в окружающие обстоятельства. Если она хотела есть, то должна была попасть в столовую примерно в то время, когда там обслуживали; когда ее руки становились неприятно липкими, она мыла их, о чем свидетельствовали полотенца, поскольку мы вообще не могли обнаружить какой-либо разницы в состоянии ее рук. И в дополнение ко всему, она осмысливала и наблюдала все, что происходило вокруг нее.
    — Вскоре она проснется, — сказал Тавернер, — и тогда мы увидим, как примитивное дикое животное будет приспосабливаться к цивилизованному обществу.
    Однажды обескураженная старшая сестра попросила нас пойти с нею в логово Дианы, так как трудно было назвать это комнатой после того, как девушка провела там двадцать четыре часа. Пока мы шли по коридору, наши ноздри раздражал сильный запах гари, а когда мы прибыли, то обнаружили завернутую в покрывало юную леди, сидящую со скрещенными ногами на коврике у камина, где тлело все ее личное имущество.
    — Почему ты сжигаешь свои одежды? — спросил Тавернер, словно эта интересная и невинная эксцентричность была обычным занятием.
    — Они мне не нравятся.
    — Чем же они тебе не нравятся?
    — Они не «мои».
    — Пойдем с нами в комнату отдыха, пороемся в театральных костюмах и посмотрим, можно ли там найти что-нибудь, что тебе понравится.
    Мы направились в комнату отдыха. Диана, завернувшись в свое покрывало, семенила позади высокой фигуры Тавернера, а возмущенная старшая сестра замыкала забавную процессию.
В нашем театральном гардеробе она отыскала маленькую зеленую тунику, в которую мы одевали эльфа, когда ставили «Сон в летнюю ночь». Кто-то (позже я узнал, что это был Тавернер) коротко остриг ей волосы, из-под туники выглядывали длинные зеленые чулки, подчеркивающие худобу и угловатость ее конечностей. Какой-то каприз воображения перенес меня в школьные дни, … Я увидел себя, вернувшегося после игры в «зайцев и собак», разгоряченного ударами дождя и ветра, принявшего ванну и расслабившегося среди пара и шума ванной комнаты. На какое-то время … во мне проснулось ощущение силы и собственной значимости, так как в школе я был фигурой, независимо от рангов и чинов. Снова я стал капитаном в играх, изучающим глазами новичков в надежде отыскать кого-нибудь подающего надежды. И вслед за этим, подобно вспышке, в сознании промелькнуло связующее звено: я понял, почему мое сознание перенеслось в эти забытые ушедшие дни, — неуклюжие конечности в длинных зеленых чулках — такие же были у одной бегуньи. Мускулатура, длина ног, все говорило о скорости и резвости. Она не производила впечатления той, кто сделает игру, но она радовала сердце капитана игры.
    Старшая сестра появилась в дверях, подобно карающей Немезиде, — уже давно наступило время отхода ко сну, но, мы забыли обо всем. Она укоризненно посмотрела на меня, мы обычно были союзниками в поддержании дисциплины, но сегодня вечером я чувствовал себя непокорным уличным мальчишкой, мне хотелось присоединиться к Диане и другим непокорным, приняв участие в какой-нибудь возмутительной шальной выходке против закона и порядка.
    Ее вмешательство рассеяло чары. На мгновение глаза Дианы вспыхнули, и я подумал, что мы имеем дело с одним из тех проявлений ее темперамента, о которых нам приходилось слышать, но с которыми мы пока не сталкивались. Однако они погасли, вернувшись к своей обычной рыбьей неподвижности, и неуклюжая девочка, волоча ноги, подчинилась приказу…
       — Чертова баба, — сказал Тавернер, запирая окна, — она не годится для этой работы.
    Я направился наружу, чтобы закрыть ставни, но остановился на пороге.
    — Боже мой, Тавернер, — воскликнул я, — понюхайте!
    Он вышел на террасу, и мы вместе вдыхали аромат цветущего сада. На траве лежал иней, дул пронизывающий мартовский ветер, но воздух был наполнен запахом цветов, принесенным из разогретого солнцем соснового бора. Под сенью ползучих растений что-то зашевелилось, мимо нас стремительно промчался огромный заяц и скрылся в кустах.
    — Боже милостивый, — воскликнул я, — как он сюда попал?
    — В самом деле, как? — сказал Тавернер. — Если мы узнаем это, мы сможем узнать и некоторые более важные вещи….


воскресенье, 30 марта 2014 г.

Кастанеда сказки и реальность.

«…жуток его облик, каким видели его духовные очи немногих людей, ...возлежащий на бушующем лиловом океане, с чёрными крыльями, раскинутыми от горизонта до горизонта…   Горе тому, на кого он опустит свой взор и кто этот взор встретит открытыми очами.»

«…те немногие взгляды мельком, которые позволили им увидеть эту силу, создали впечатление, что она напоминает нечто похожее на бесконечно огромного чёрно-белого орла…. И ещё они увидели, что  именно Орёл пожирает обогащённое осознание, отбирая его у существ в момент смерти…

Дон Хуан сказал, что видеть эманации Орла – значит стремиться к катастрофе… Увидеть эманации Орла, не подвергаясь смертельному риску, нет никакой возможности… Для защиты от смертельных ударов эманаций Орла они использовали в качестве щита такой приём древних толтеков, как сновидение….»

Согласитесь, эти две цитаты очень похожи, но первая была написана в сталинских застенках русским видящим Даниилом Андреевым см. его «Розу Мира», а вторая американским антропологом Карлосом Кастанедой, изучавшим индейцев-магов Мексики  в книге «Огонь изнутри».

В первой книге молодой студент Карлос, отправившийся исследовать обычаи индейцев Мексики, с восхищением описывает возможности древней магии – ему удалось стать учеником настоящего мага. Впереди жизнь, полная магических сказок.

Но путь ученика нелёгок, сначала он должен стать воином, а в качестве экзаменаторов выбираются реальные бандиты. Если тебя убьют, значит, экзамен не сдал. Но, если ты убьёшь бандита, - экзамен тоже будет провален. Экзамен будет сдан только если ты сумеешь полюбить ситуацию, вжиться в неё, а что касается бандита – тут надо "помочь" ему встретить свою судьбу лицом к лицу…- и что будет, то будет! Не правда ли, очень похоже на тезис Антаровой  из моей предыдущей заметки «Любя побеждай». Самому Кастанеде, впрочем, как никчёмному интеллигенту западного мира, никто сражаться с бандитами не предлагает, однако, в результате занятий он замечает странную вещь: те люди, которые его раньше раздражали, теперь вызывают только улыбку.

Спрашивается, зачем магам нужен такой нелёгкий путь? Всё выясняется только к девятой книге  «Искусство сновидения». Оказывается, всю магическую энергию маги получают из мира неорганических существ (по нашему – бесов), путь в который лежит через особое состояние, близкое к сновидению. И за всё полученное надо платить, платить своей жизнью (гибелью души). Так погибли все линии древних магов, потакавших своим желаниям. Линия новых магов спасает душу от гибели путём выполнения сурового кодекса воинов. Чем-то этот кодекс напоминает учение Будды, чем-то школу йоги. Сами по себе многие практики могут быть весьма полезны в обычной жизни. Так Кастанеда подходит к следующему экзамену – искусству сновидения, который он благополучно проваливает. Бесы заманивают его в ловушку и выпивают всю жизненную силу. Будущий мертвец ещё дышит, но он уже обречён и только сообщество магов, с учителем Дон Хуаном во главе, способно поделиться с пустым телом и вернуть его к жизни.

Итак, Орёл или Гагтунгр ждёт души магов, чтобы поглотить их или, если они достигли всего, что положено, поглотить только впечатления их жизни, отпустив души на вечное скитание. Но почему же маги ничего не говорят о Боге, которому молятся во всём мире? Очень просто, маги эти - конкретные парни, им надо показать реального Бога, слова, как бы они заманчиво ни звучали, для них звук пустой. В этой связи вспоминается беседа Мотовилова с Серафимом Саровским. У Мотовилова был тот же вопрос, где реальный Бог? И Серафим сумел показать ему Божественную реальность. Но Серафим – наш святой, а как со святыми в Мексике? По-видимому, никак? Или они не желали иметь дело с магами, кто знает? Но тут возникает в девятой книге Кастанеды ещё один персонаж: арендатор или бросивший вызов смерти. Это маг, который каждому поколению мексиканских магов открывает те или иные положения «точек сборки», взамен он берёт от них энергию для своей долгой жизни. Именно арендатор создал новую линию магов с кодексом воина, и именно арендатор понимает, что смысл существования и этой линии магов себя исчерпал.

Кастанеда – не маг, - он летописец и сказочник. И сказки Кастанеды о том, что всем окружающим нас миром управляет наша собственная «точка сборки» - метод, которым мы собираем мир вокруг себя, причём наша  «точка сборки» в нашей власти, мы можем сдвигать её куда угодно по желанию, однако не все положения осмысленны. Сумасшедших со сдвинутой «точкой сборки» полно в лечебницах. Придерживаясь кодекса воина и здравого смысла, осмысленные сдвиги «точки сборки» можно вполне использовать на поле жизненной битвы для победы, причём победы с искренней любовью к своим врагам.

Возвращаясь к собственному творчеству, хочу заметить, что в своём романе «Дхана и иные миры» многое я написал по кастанедовским мотивам. Описывая героев, я держал в уме «точку сборки» каждого и соотносил его поведение и восприятие реальности именно с ней. Что получилось – судить Вам!




четверг, 27 марта 2014 г.

Любя побеждай

  

      Как Вы думаете, кто в СССР написал самый значительный роман?
Ни за что не угадаете! Представьте себе Москву в годы войны 41-45 года, певица Большого театра Конкордия Антарова тайно пишет большой роман, который, она уверена, никогда не напечатают в СССР. «Две жизни» - романв трёх книгах (4-х томах). Роман, показывающий, как незаметно протягиваются в душах людей нити зла, и как их приходится избывать. Действие романа происходит в разных частях света: первый том знакомит нас с дореволюционной Россией, Средней Азией, Константинополем… Действие второго тома перемещается в Лондон, третья книга уводит нас в тайные тибетские общины, куда попадают только те, кто готов к преодолению всех своих слабостей. Захватывающие приключения, сражения с бандитами – всего этого достаточно. Главное, в сражениях всегда соблюдается принцип «ЛЮБЯ ПОБЕЖДАЙ»! Я думаю, этот тезис особенно ненавистен всем сатанинским силам, оружием которых в первую очередь является ненависть в душах людей!
   Интересно и то, как я познакомился с этой книгой. В 90-х годах в Москве на Таганке открылся маленький магазинчик от киевского издательства «София». Проработал это магазинчик всего-то года два, пока его не «съели» конкуренты. Но как же я ему благодарен!! Все самые интересные книги я купил именно там. Постепенно я Вам о них расскажу. 

среда, 26 марта 2014 г.

Хохот шамана

Начинаю обзор своих любимых книг, оказавших влияние на мою писательскую деятельность. Главное в моей коллекции - необычный взгляд на нашу реальность, необычное понимание путей жизни.

Владимир Серкин – Хохот шамана 
ещё одна ссылка

Север Магаданской области и Чукотки. Триста лет назад где–то по одной из многих возможных траекторий здесь прошли казаки – землепроходцы. В первой половине двадцатого века по маршрутам аналогичным казачьим, но с востока на запад прошли несколько групп сбежавших заключенных или совсем выдающиеся одиночки. В тридцатых – семидесятых очень редким несистематичным зигзагом прошли геологи. С тех пор эвелнов никто не беспокоил. Все контакты с современной цивилизацией устанавливали и регулировали они сами. Они могут сходить в поселки, а вот из поселков до них никто добраться не может. Трудно и некогда.
Примерно посередине между маршрутами эвелнов и угасающими из–за истощения золотых россыпей поселками на побережье живет иногда Шаман. Его национальность и возраст неизвестны. В книге приведены обработанные фрагменты дневниковых записей диалогов автора с этим человеком, живущим необычайной жизнью.

Шаман производит (и сейчас) тревожащее впечатление своей внесоциальностью. Однажды вечером, когда мы стояли на вершине и смотрели на далекий, оранжевый в лучах заходящего солнца Магадан, я глянул на Шамана и вдруг понял, что ему все равно, что будет с городом и людьми. Он не настроен враждебно, но не настроен и доброжелательно. Иногда Шаман ведет себя как добрый дедушка - учитель, иногда - мне кажется, что за человеческим обликом скрывается другое существо. Возможно, что многие десятилетия (?) жизни с другими существами наложили на Шамана этот странный отпечаток.

После выхода в Магадане в 2001 и в 2003 годах первых фрагментов записей, многие читатели говорили мне, что записи похожи на тексты К. Кастанеды.
Сравнивая концепции Шамана и дона Хуана, укажу лишь на фундаментальное различие их в понимании сущности человека, которое определяет и различие их действий: дон Хуан считает, что человек - воспринимающее мир существо и использует “описания”; Шаман считает, что человек и другие живые творят мир, и использует “практики” (деятельность).
Когда я рассказал ему гипотезу лингвистической относительности и детерминизма, Шаман заявил что мой язык вносит ограничения и в саму гипотезу. Он считает, что ее следовало бы сформулировать и назвать гипотезой относительности практик, так как человек вообще не может говорить о том, что не практикует.

- Почему язык может меня ограничивать?
- Слова твоего языка обозначают предметы и действия, но мир не состоит из предметов и действий.
- Из чего же он состоит?
- Из того, что ты о нем думаешь.
- Я спрашиваю о реальности.
- Ты можешь думать только о том, что ты делаешь, и это - твоя единственная реальность.
- А как думать о другой реальности?
- Ты видишь летящую чайку и говоришь: “Чайка летит”. Это твоя реальность. Древний чукча говорит слово, обозначающее: “Дух побережья проявляет себя в чайке, и я понимаю этот знак”. Он это делает, такое понимание - часть его практики, и это - его реальность.
- А есть единая реальность для всех?
- Только на уровне совпадения практик.

А вот отрывок про местных жителей эвеленов и не только про них:
- Ну, они не умеют считать, нет чертежей. Как строят такие байдары?
- Решают построить и строят, глядя на другие байдары.
- То есть даже мастеров специальных нет?
- Главное - не умение, а целеполагание.
- Это, наверное, специфика их культуры?
- Любой культуры.
- Ну, у нас судна не построишь на одном намерении.
- Кто Кузьма по образованию?
- По - моему, бывший артиллерист.
- А Вовчик?
- Радиоинженер.
- А Генка?
(Кузьма, Вовчик, Генка – знакомые автора)
- Понял. Среди них нет ни одного судостроителя.
- А как они построили свое судно?
- Сам видел. Резали заброшенный флот и варили свое прямо на песке.
- Хорошее?
- Сносное, наверное, хорошее.
- Не лукавь. Судно отличное. Лучше заводских. Раньше их называли беспроектными, а сейчас рыбнадзор и погранцы называют беспредельными из - за ходовых и штормовых качеств. Ну и как они его сделали?
- Действительно. Не задумывался.
- Говорю тебе: у них была цель, и они начали действовать. Остальное - приложилось.
- Эвелны в городе слабы, потому что не имеют цели?
- Да. Пока меняют - покупают, хорошо держатся. А потом начинают болтаться без цели... .

Или о любви:

- То есть люди, которые не любили взаимно, не смогут жить долго?
- Если они не пережили взаимной любви, у них не будет мужества нагонять волну своей жизни.
- Достаточно такого мужества?
- Его достаточно, чтобы учиться.
- Всем надо рекомендовать любовь?
- Любовь нельзя рекомендовать. Многие инстинктивно избегают любви, потому что она их покалечит или убьет.
- То есть мужество есть еще до любви?
- Ты же учился больше двадцати лет, прожил полжизни в Москве. Ты забрался холодной зимой в это место, чтобы спрашивать меня о любви? (Смеется.)
- А зачем еще стоило сюда забираться? (Смеемся оба.)
- Это - как в твоей науке о способностях. Задатки мужества и игры есть, но развиться они могут только в любви.
- Кто учит нагонять волну своей жизни?
- Человек учится сам.
- С чего начинать?
- Добейся чего-нибудь в жизни и откажись от этого.
- Начинать с асоциальности?
- Асоциальны те, кто не любил и не может ничего добиться. Беглецы от общества. Какое мужество у беглеца?
- Нужно сделать карьеру, добиться признания?
- Не обязательно. Но чтобы твердо знать, что ты - не беглец от общества, желательно.
- Но потом практически невозможно отказаться.
- Еще невозможнее, чем ты думаешь. Нужно отказаться еще и от себя, добившегося успеха.
- Как же жить, отказавшись от себя?
- Не от себя, а от надувшегося от успехов. Только тогда ты и будешь сам, истинный.
- Другого пути нет?
- Если ты не откажешься, то будешь очень социальным. И не позволишь себе нарушать социальное правило о сроках жизни.

- Снежные люди есть?
- Да.
- Ты видел их?
- Да.
- Как они выглядят?
- Для человека очень устрашающе.
- Они опасны?
- Нет. Мы им безразличны.
- Все же, как они выглядят?
- Представь себе человеко-медведя с горящими глазами и очень хищной мордой.
- Почему же их никто не может поймать?
- У них на одно чувство больше, чем у нас. Человеческая охота на них была бы похожа на охоту слепых на зрячего.

Если долго "мучиться", обязательно получится....


воскресенье, 23 марта 2014 г.

Ода лошади

Воспоминание детства.
Воронежский заповедник, кордон "Чистое озеро"

Я  помню  детство,  озеро,  песок
и  длинную  дорогу,  прорезанную  в  нём... 
Машины  буксовали, воя...  
И  тихо  лошадь  шла  с  телегой. 
Её  копыта  не  сминали  рябь  убитого  песка,  
и, обгоняя  воющих  чудовищ, 
она  скрывалась  в  зелени  лесной  дороги...  
И  только  жёлтые  лепёшки  
оставались  на  сером  и  нетронутом  песке.  
Жужжа  тогда  слетались  черные  навозники  с  сиреневым  брюшком,  
и  в  желтом  свете  полудёном  спешили  вырыть  дом  себе,  
пока  не  ссохся  не  окаменел  помёт  прекрасный  лошади,  
что  скрылась  во  тьме  лесов.  
И  долго  та  лепёшка,  каменея,  лежала  на  краю  дороги,  
и  жизнь  незримо  возрастала  в  ней,  
личинки  строили  ходы  и  ели,ели...  
и  жили  в  красоте  великой !!!...

    Так  в  мире  нашем,  человечьем, 
бредёт  порой  безумный  гений,  
или  божественный  младенец  плачет...  
А  может  муза,  дух  иль  кто  ещё,  
и  остаются  на  Земле  следы ... 
Их  может  видеть  любой  прозревший  -  
и  говорит  он: «Как  прекрасно !!»  
Он  может  дом  построить  в  следе  Бога, 
и  вывести  детей,  а  может  написать  поэму,  
прославляющую  свою  удачу  и  находку  чудную,  необъяснимую;  
а  может,  соберёт  толпу  поклонников  ретивых,  
чтоб  содрогнулся  мир,  чтоб  все  узнали,  что  значит  красота !!
    Но  муза  улетела, 
Божественный  младенец  вырос,  
безумный  гений  стал  ещё  безумней  и  не  следит  уже  на  этом  свете.  
И  только  отсвет  их  остался  в  мире,  
отсвет  смерти,  тления  идёт  от  красоты  былого...
    И  верные  ему,  вскрываются  треща  личинки  спящих  
и  разлетаются  на  тонких  крыльях  молоденькие  синие  жуки !!

пятница, 21 марта 2014 г.

Абсурд в литературе и в жизни.

"Добрый день, - вежливо сказал я.
 - Мамонт здесь не пробегал"

- Какая чушь! Зачем мне читать весь этот абсурд, - сказал мне один мой приятель. Действительно миры Леонида Кудрявцева полны абсурда. Здесь бегают разумные крысы, летают птеродактили, бродят зомби, плетут сети чёрные маги и над всем этим посмеивается белый крокодил, который уверен, что все в конце-концов попадут в его зубы... 

Но рядом с нами реальный мир, в котором главной ценностью считается обрывок бумаги, на котором проставлено $ или руб...., рядом мир, где нормальные люди вместо того, чтобы наладить свою жизнь, берут в руки дубинки и начинают крушить головы таким же вроде нормальным людям. А сверху с крыши некто, посмеиваясь и наслаждаясь спектаклем, постреливает налево и направо.

Человеку, ощутившему реальность нашего божьего мира, есть два пути: либо уйти от людей, либо принять абсурд и жить, притворяясь, как пишет Кастанеда, используя "контролируемую глупость". Жить без абсурда внутри нашей цивилизации невозможно!
В юности, прочитав роман Платонова "Котлован", я долго думал над его абсурдностью, над абсурдностью всей нашей жизни в СССР. Я жил и работал в брежневские времена, жизнь была неплохая, только вот собрания, на которых необходимо было говорить полную чушь о торжестве коммунизма, причём все понимали, что это чушь, и смеялись потом в курилке. ..

Я попытался обосновать абсурд нашей жизни в своём романе "Дхана и иные миры". В нём решается глобальный вопрос о членстве человечества в галактической организации разумных. Либо человечество будет признано разумным и войдёт в эту организацию, либо будет на уровне разумных животных и попадёт навечно в "галактический зоопарк". Оба варианта чреваты бедами: в первом случае культура человечества может погибнуть, поглощённое более развитыми культурами, во втором случае развитие цивилизации остановится, культура будет искусственно поддерживаться смотрителями зоопарка именно на том уровне, где можно посмотреть на такую экзотику, как реальные войны, грабежи, убийства, невозможные в развитых мирах.

Правители Земли выбирают именно этот, второй вариант, гарантирующий сохранение культуры. Надо только доказать, что земляне ограниченно разумны, неадекватны и склонны к убийству друг друга. Так первая попытка такого доказательства выливается в строительство серии котлованов, где будет похоронено огромное количество людей. Увы - этого оказалось недостаточно, пришлось организовывать очередную мировую войну... Но божий промысел как всегда "подбрасывает камешки" в шестерёнки машины уничтожения людей. Тут и инопланетянин Ра с планеты Дхана, сам не понимая где он и зачем, мешается у сильных мира под ногами. Отделались от Ра, привезли настоящего злого колдуна с той же Дханы, - опять неудача, у этого колдуна свои планы... А там ещё отец Иоанн со своими сверхспособностями шастает по дорогам, вмешиваясь в то, что его вроде бы не косается... А рядом с  заброшенным селом лиса выкармливает в своей норе глухонемого малыша, который, не ведая о том, разрушит все планы правителей Земли.
Так человечество становится полноправной разумной цивилизацией. Принесёт ли это счастье землянам. И что там на первобытной Дхане... Увы, впереди новые трудности... Не всё можно преодолеть в одном романе.

среда, 19 марта 2014 г.

О фильме "Прекрасная Зелёная"

Нашёл интересную ссылку- рецензии на фильм «Прекрасная зеленая», реж. Колин Серо, 1996 г., Франция, Автор сценарии и композитор фильма – он же. Говорят, что этот фильм неофициально был запрещён к показу во Франции и других странах ЕС.

Так как будто бы это "мощнейший удар по цивилизации, и ее ложным ценностям! Фильм показывает альтернативу и пути выхода из замкнутого круга нашего бытия." Фильм несет в себе такой мощный посыл, что его запретили, усмотрев серьезную угрозу для всех институтов манипулирования сознанием людей!"


Краткое содержание:
Мила прибывает на нашу прекрасную зелёную Землю с другой планеты, являющейся прообразом более гармоничной и приближённой к природе жизни. На Земле она знакомится с доктором Максом, его семьёй и другими людьми, на примере которых познаёт всю несуразность нашего современного систематизированного технократического мира. Однако Мила обладает удивительной способностью, она может отключать людей от довлеющей над ними системы, после чего люди становятся теми, кем они являются на самом деле, начинают вести себя искренне, порой абсурдно и несистемно…
Обязательно посмотрите этот фильм и напишите мне своё мнение о нём!

Давайте разберемся...

Что такое фантастика? Какой она была в прошлом, позапрошлом?
Лучшие фантасты-писатели, кто они?
Вот прочла - "фантастика — это своего рода «параллельная литература»", диктат воображения над реальностью. 

Сюжет, образы и происшествия «Одиссеи» — начало всей литературной западноевропейской фантастики. - ОГО!

В жанре фантастики...

Любимое кино в этом жанре? Предпочитаю мелодрамы, трагедии - ну, как любая женщина. Но, подумав, выбрала - "Парк Юрского периода". А Ваше?

вторник, 18 марта 2014 г.

Принцесса была одинока



Принцесса была одинока, и позвала она принца...

Он привёл с собой свою маму, которая тоже страдала от одиночества. После чего две женщины начали болтать друг с другом и забыли про принца, который отправился по своим делам.

Порой он им притаскивал то голову дракона, то огромного змея, то щупальца гигантского кальмара. К сожалению, все его подарки были "второй свежести" и сразу отправлялись на помойку.

Однажды принц принёс в подарок принцессе голову каменного тролля. Голова была каменная и не пахла, но была до того страшной, что принцесса онемела и не приказала поэтому отнести голову на помойку. А мама принца от ужаса уехала далеко, на воды, поправлять свои нервы. В результате принц, наконец, оказался вдвоём со своей любимой. И так как принцесса молчала, то он решил, что она его, наконец, полюбила.

Принц остался дома с молчащей принцессой и каменной головой тролля. Так принцесса и молчала все девять с половиной месяцев, с ужасом глядя на голову тролля. А принц думал, что это от любви. А потом у принцессы родилась маленькая дочка, как две капли воды похожая на тролля. Мама принца вернулась с вод. Голову тролля, наконец-то унесли на помойку. И принцесса опять заговорила...

После этого принцу ничего не оставалась, как опять отправиться на поиски неведомого...А дочка тем временем росла и росла, и говорила и говорила!...

В конце-концов девочка выросла и пошла в топ-модели. В то время как раз выбирали мисс мира, причём критерием выбора в этом году должна была быть необычность модели. Дочка принца, как две капли воды похожая на тролля, стала мисс мира. Её тут же взяли главной актрисой в Голливуд, там как раз ставили новую современную экранизацию "Золушки".

Картина пошла "на ура" все восхищались мужеством мачехи и её дочек, которые бесстрашно командовали огромной и ужасной Золушкой. И все радовались, когда прекрасный принц спасал их от этого ужасного существа. Кстати принца играл принц - отец нашей Золушки (другие актёры просто не соглашались целовать главную актрису). Была, конечно, и туфелька, но не маленькая, а наоборот, огромного размера, которую могла носить только такая огромная Золушка.

Во время съёмок дочь очень сблизилась со своим отцом и предложила ему уехать от людей, которые всё время говорят, на Галапагосы - изучать черепах, которые гораздо молчаливее. Так они и сделали. 

А мама-принцесса, тем временем, всё никак не могла окончить беседу с мамой принца. В конце концов, ей пришлось говорить непрерывно, чтобы успеть сказать всё-всё. Но, увы, не успела, мама принца скончалась от старости. Но принцесса – теперь королева с тех пор надеется, что и после смерти мама всё слышит, поэтому продолжает говорить перед её фотографией. Чувства одиночества она больше не ощущает.

понедельник, 17 марта 2014 г.

Мистика поездов

Один говоpил:
"Hаша жизнь - это поезд",
Дpyгой говоpил: "Пеppон".
Макаревич

Какая-то мистика возникает, когда меняешь привычную относительно неподвижную систему координат на движущуюся. Происходит нечто необычное с пространством и со временем. Так осенью 1993 года, возвращаясь на электричке с дачи, вдруг почувствовал необъяснимую тревогу. Сразу пошли строчки необычного стихотворения, которое оказалось пророческим.

Из Hикyдa, oceнним цвeтoм
Пpoйдeт - и peльcы зaгyдят,
Лeтит лиcтвa пoпyтным вeтpoм
И клoчья Гopoдa лeтят...

Из Hикyдa пpиxoдит Oceнь,
Coдpaв вyaль из пpoвoдoв,
И нeбo cквoзь oкoшкa пpocинь
Пyгaeт, кaк oтчизны зoв !

Пoпyтныx вeтpoв нe жaлeя,
Meтёт пo peльcaм, кaк мeтлa,
Oceнним зapeвoм aлeя,
Bидaть, пocлeдняя Зимa.

A лиcтья жёлтыe лoжaтcя,
Ho вpяд-ли oтдaдyт, кaк вcтapь,
Гpoмaдy чёpнyю Cтoлицы:
"Aптeкy, yлицy, фoнapь"...

Прошло несколько дней и на улицах уже стреляли…
Государство не захотело иметь независимый парламент.
С тех пор я всё внимательнее присматривался к жизни, и к поездам.
В какой-то момент вдруг показалось, что вся наша жизнь - это некий мистический поезд...
С которого нельзя сойти, так как нет остановок... Можно только улететь!

Ты думаешь, жизнь - это поезд?
Колёса по рельсам стучат...
Мелькают вокзалы и лица,
Их время уносит назад.

А скорость - она нарастает!
И годы летят всё быстрей,
И ветер с тобою играет,
Неся перемены вещей!

И только теперь понимаешь,
Что вся эта жизнь неспроста!
А рельсы кончаются, знаешь,
Где нет середины моста...

Но всё это, в общем не важно!
Не минуть судеб колеса!
И крылья расправив однажды,
Дракон улетит в небеса!

суббота, 15 марта 2014 г.

Девушка и мотоцикл















Мотоцикл ИЖ-49 – любовь моей юности. В какие только дебри не забредал я на этой машине. И по бурелому и через реки вброд без отказа нёс меня по дорогам жизни. А ещё мне нравилось то, что мотор работал тихо и тикал, как часы: тик, тик, тик… Не то, что другие мотоциклы, пыхтящие или рычащие… И передачи можно было переключать как ногой, так и рукою. Правда, весил он 150кг., так что, если ляжет набок, то поднимать его приходилось на грани моих сил. Впрочем, это случалось редко.И вот собрались мы, человек 20 совершить мотопробег Москва-Брест-Москва. Что нам потребовалось в Бресте, уж и не помню. Наверное, поглядеть на Брестскую крепость.
Дорога 8 часов в день, затем палатка, костёр, песни под гитару. Собственно, то же самое, что и в ближнем Подмосковье… Надо ли было ехать?
Впереди река Березина, маленькое село с клубом, где нас приютили на ночь. Сразу захотелось «на волю» в камыши, на реку. Оставил мотоцикл, а сам нырнул в темноту зарослей у реки. На повороте тропинки маленькая ладошка робко коснулась моей руки. Это было так неожиданно и приятно. Вдвоём с незнакомкой мы уходили всё глубже в заросли, пока не вышли к речным просторам. Луны не было, но яркие звёзды давали достаточно света, чтобы рассмотреть мою прелестную спутницу.
- Как там у Вас в Москве? – спросила она.
И я начал рассказывать о нашей студенческой жизни: о мотоциклах и яхтах, о танцах и театрах, о походах зимой на лыжах, летом на байдарках. Под ахи и вздохи моей спутницы я никак не мог остановиться. Я приглашал её приезжать в Москву и поступать обязательно к нам, в МГУ. Она вздыхала и говорила, что вот только кончит последний класс. Так обнявшись, мы стояли над Березиной, и нам было очень хорошо. Но всё кончается, светало, она попрощалась и скользнула в темноту камышей, а я тихонько пошёл к своим.
Утром узнал, что ночью вокруг мотоциклов была целая битва с местными парнями. Мотоциклы отстояли, но на некоторых оказались срезаны патрубки, ведущие к карбюратору. Местные, кричали, что кто-то из наших соблазнил какую-то красавицу, даже ещё несовершеннолетнюю. Я спросил ребят, - говорят, что все были на виду, никто никуда не уходил, так что этого просто не могло быть. Я тоже был в полном недоумении. Придумают же такое из зависти!

пятница, 14 марта 2014 г.

Освобождение от вещей




"Как только ночь дойдёт до середины,-
Все зеркала направлены на нас,
Запечатляя скрытые глубины"
                        Юнна Мориц








Ворчат электронные ходики,
Уж ночь и двенадцатый час.
Жена вся в сомнениях ходит,
Она разбирает шкаф.

А там пиджаки и бодики,
А там кофт и юбок… Враз
Всё выбросить не выходит…
Оставить бы что про запас…

А кофты и юбки вьются…
А платья зовут на балы!
И сердце сильнее бьётся,
И музыкой мысли полны!

Ведь каждое платье – образ!
Ведь каждое платье – роль!
А жизнь – это милая повесть,
В которой одежда – герой!

Finis






"Свеча горела на столе, свеча горела..."











Cмepкaлocь, cepeлo, лeтeлa мeтeль,
Бeлeлo и вылo в oкoннyю щeль
И тeлo нa кoйкe лeжaлo, бoлeлo,
Cквoзь зyбы cтoнaлo, дышaлo и eлo.

A вpeмя звeнeлo кaпeлью и пeлo

Пpo paдocть движeнья,пaдeнья,poждeнья,
И вылa мeтeль oт бecccилья ..., и тeлo
Изнeмoгaлo в бecплoдныx мyчeньяx...

Звeздa пpoлeтeлa и дyшy coгpeлa,

И вcлeд зa звeздoю дyшa пoлeтeлa,
He знaя пpeдeлa, лeтeлa и пeлa,
Лишь вpeмя ocтaлocь cвeчoю y тeлa...

четверг, 13 марта 2014 г.

Ночь перед перестройкой

Вспомните 80-ые годы прошлого века, последнее десятилетие СССР. Все чувствовали ветер перемен. Эти кухонные беседы с друзьями и соседями по ночам. Новое стучится в дверь, что же будет со страной? Какой она будет? Споры, споры... Кто победит коммунисты или демократы? Или - или! И никто не мог и предположить, что никто из них не победит, а реальность будет совсем другая.
Вот такой кухонный разговор в 1985 году, когда все всё уже "знали", кроме меня, который ничего не знал, а поэтому писал стихи:

Бapxaт нoчи в oкнo

K нaм cтyчитcя дaвнo,
Зa oкнoм тишинa
Taйн зaбытыx пoлнa...

A y нac вcё нe cпят...
Bcё нa кyxнe cидят...
Лaмпa ecт тишинy,
Taйнy, нoчь и лyнy...

Cпopят, кypят, пьют чaй
"Kтo  жe пpaв ? - Oтвeчaй !"
Я гляжy в тeмнoтy...
- Чтo cкaзaть я мoгy ?

Bижy лaмпы лyчи
B нeoбъятнoй нoчи...
И взлeтaют cлoвa,
Toчнo иcкpы кocтpa...

Bcё тeмнee oт ниx...
И вcё cбивчивeй cтиx...
Гдe нaйти мнe лyнy,
Чтoб пoнять тишинy !?

Неожиданность для Галины...

Книга Андрея Прудковского «Дхана и иные миры» явилась для меня совершенно приятной неожиданностью. Она не только оригинальна в творческом плане, легка в чтении, но настолько умело сплетена из разнообразных нитей физического и тонкого миров, что стираются границы, и вся фантазия кажется такой реальной. Он так бережно и с любовью вплетает в картины незатейливой реальности жемчужины высших истин, что они становятся чем-то простым и доступным, и то, что в других подобных произведениях отпугивает своей непонятностью, здесь кажется очень интересным, детским и даже знакомым. 
Большое спасибо за книгу. При таком полете фантазии, знаниях и "космическом зрении" надо, конечно, писать и писать… Дай вам Бог доброго здоровья, физических сил, необозримого полета творческой мысли и новых дерзких идей!!! 


Рогачёва Галина, г. Абакан  

А завтра берись за ум!

Зов трубы. Рассказ

Омерзительный визг трубы заставил его открыть глаза и тяжело повернуться на постели.
- Папа, ну вставай! У меня ведь последний день детства!
Сын, Димка, трубил в своё любимое чудовище.
- Прекрати сейчас же!
- Ну, пап, уже десять утра! У меня сегодня школьный бал, а ты даже не скажешь мне своего обычного напутственного слова!
- Что же тебе сказать! Отдыхай, радуйся! А завтра берись за ум! Надо бы сдать экзамены в институт!
- Да не хочу я, папа, нет у меня никаких способностей! – сказал сын, и комнату опять наполнили визгливые всхлипы трубы. – Я лучше в армию пойду! Ты ведь сам говорил, что только в армии ты окончательно повзрослел! Буду и там трубить побудку! Тру-ту-ту!
- Ну, иди, иди на свой бал! Я ещё посплю!
Последнее время работа стала его здорово выматывать, так что в выходные он обычно лежал пластом. Надо бы показаться врачам.

Сын, наконец, оделся и ушёл, а он опять провалился в тяжёлый сон. Снилось что-то мутное, какие-то катакомбы, грязь везде и поломанные лестницы, так и не ведущие наверх. Разбудил его звонок в дверь. Пришёл сосед Сашка, принёс бутылку.
- Закуска найдётся?
Полез в холодильник за колбасой и вчерашним салатом. Потом сидели и вспоминали прошедшую жизнь. У Сашки сын Виктор, ровесник Димки, и учится с ним в одном классе. Так что тоже ушёл на праздник.
- Ну, Колян, помянём тех, кого с нами нет! – сказал Сашка. Всё было понятно без слов, он поднял полный стакан и опрокинул в рот. Нету уже Таньки, Татьяны Павловны, Танюшеньки… Ушла Танюшенька и оставила Димку, похожего на неё, как две капли воды.

- Помнишь, Колян, наше братство, нас, трёх богатырей послевоенной жизни. Помнишь, как мы мечтали построить здесь царство абсолютной справедливости! Как призывали к порядку местных хулиганов! Как оба влюбились в Танюшку!
Он всё помнил. Танюшке больше нравился красивый и спортивный Сашка, чем нескладный и стеснительный Николай. А ещё был с ними третий Валька, который вечно мирил их при частых размолвках, как он теперь? Говорят, в Москве, адвокатствует…. А вот Сашка и сейчас следит за порядком в посёлке, - начальник милиции, - фигура здесь весьма значительная.
- Ну, ты, Сашок, и в самом деле держишь в узде всех наших хулиганов! Можно сказать, построил здесь «коммунистический рай»!
- Да и ты не промах, вон, твой завод всё время перевыполняет! Даже в Известиях о вас писали.
Он вспомнил о своих проблемах на работе и махнул рукой, должность главного инженера уж очень хлопотная, всех собак на него вешают… Сбегал в холодильник за второй бутылкой.
- Давай, лучше ещё за Танюшку!

Им было по четырнадцать лет в том далёком голодном 46-ом. Три худющих полускелетика мечтали о царстве победившего коммунизма у себя в отдельно взятом захолустном посёлке с одной трикотажной фабрикой посреди. Они лазали по партизанским лесам, искали оружие. У него с Сашкой были пистолеты ТТ, у Вальки – Вальтер. Нашлись и пули, так что в свободное время учились в лесу стрелять. А ещё была красавица Танька, которую он с Сашкой всегда провожал до дома. Валька над ними посмеивался и говорил, что всё зло от женщин. Вот тогда это и случилось… Однажды Танька не пришла в школу. Вечером зашли с Сашкой к ней домой и застали её в слезах. С трудом заставили её рассказать, что случилось. Таньку изнасиловал какой-то мерзавец, и взял с неё обещание, что ничего никому не расскажет, а то, говорил, и тебя убью, и твою мать. Танька жила без отца, - погиб на фронте. Вышла вечером вынести мусор, её схватил большой дядька, заткнул рот и утащил на ближайшую свалку за оградой завода…
На завтра был выходной и мы втроём, Танька, я и Сашка пошли искать её обидчика. Долго плутали по свалке. Мы бы так никого и не нашли, если бы бандит сам не вышел к нам, загородив нам путь к бегству.
- Попались, голубчики! Говорил я тебе, деваха, чтобы молчала, теперь мне их убивать придётся, - не жалко? – И вытащил нож.
Мой пистолет был за пазухой, привычным движением я его вынул, сдвинул предохранитель и выстрелил бандиту в ногу. Тот упал. Сашка копался в портфеле, наконец, и он вытащил свою пушку.
- Не губите, - заныл бандит. Но Сашка красиво прицелился и выстрелил ему в живот. Затем подошёл поближе к корчащемуся телу и выстрелил в голову. Всё было кончено.

Потом мы приводили в себя сомлевшую Таньку. Потом я провожал её домой, а у Сашки были дела… И вообще, с тех пор Сашка отошёл от Танюшки и полностью уступил её мне. После школы мы поженились и долго и счастливо жили вместе, только с сексом у нас было плохо, может, поэтому сын родился так поздно. А Танюша умерла при родах. У Сашки же, несмотря на внешность, была полная невезуха с бабами, последняя успела ему родить сына в тот же год, и сбежала через полгода с заезжим музыкантом, оставив ему Витюшку. Так вот мы и жили, два соседа, два отца-одиночки…. И вот, сыновья выросли…

- Твой Витька куда собирается после школы?
- А знаешь, никуда! Даже в армию не пойдёт! У него то ли плоскостопие, то ли кривоногость… Да, ты знаешь, он с твоим Димкой влюблён, как и мы в какую-то Таньку. Но Танька та на него ноль внимания, а вот твоего Димочку – привечает… Что? Не знал?!

Сосед ушёл, а он опять провалился в тяжёлый сон. Проснулся только утром, встал, … сын так и не пришёл домой… Немного стало беспокойно, позвонил к соседу, но никто не открыл… Стал уже собираться на улицу, но тут звонок, за дверью заплаканная девчушка. Сразу вспомнилась его заплаканная любимая Танька в те далёкие годы… История удивительно повторялась, её изнасиловали… Причём, не бандиты, а самые лучшие друзья… После бала, как он понял из её сбивчивых речей, она пошла гулять с его сыном… Уже около её дома увидели троих подвыпивших парней, - Витю и двух парней постарше. Они загородили дорогу, двое старших схватили Димку за руки и начали подсмеиваться над Витькой, что, мол, ему слабо взять бабу. Танька сначала даже не поняла, о чём они, как вдруг Витька схватил её за руку и повалил на землю. Что было дальше, она не помнила, но очнулась полуголая на земле, рядом пытался поднять её Димка.
- Пошли в милицию, напишем заявление.
Так и сделали. Милиционер повёл себя странно, заявление принял, но Димку не отпустил.
- Иди, иди - отдыхай, сказал он Танюшке, а это важный свидетель, он должен сидеть!
Я и пошла…
Он напоил плачущую девушку чаем и проводил до дома, где её встретила беспокойная мать. Отца у девчушки не было, как и у его Танюшки.

* * *

 Эх, Димка, Димка, как же он упустил собственного сына, утопив его в «розовых слонах» высшей справедливости. Сам же рассказывал о своей «героической» юности, когда сражались с хулиганами… Он сразу понял, чем кончится эта история. Всё так и произошло, через день пришёл милиционер и принёс ему постановление о том, что его сына Дмитрия обвиняют по статье такой-то в изнасиловании… Он ещё успел позвонить в Москву и вызвать Вальку. Тот приехал и занялся делом Дмитрия. Но скоро пришёл и сказал, что дело абсолютно безнадёжно: присутствовал на допросе, пострадавшая назвала Дмитрия виновным, а то первое заявление, как она сказала, написала из страха перед насильником. Валька хотел по старой памяти поговорить и с Сашкой, но не удалось. Сашка с сыном уехали отдыхать на море. Дело тянулось долго, всё лето, только осенью состоялся суд. Адвокат сумел скостить срок, утверждая, что пострадавшая сама провоцировала парня. Но два года Дмитрию дали. Под конец на прощальной встрече он сказал: - Ты, папа, не грусти и не сердись на Танюшку, она иначе не могла. А мне эти два года будут вместо армии… Ничего, не пропаду!

На следующий день раздался неожиданный звонок, на пороге опять стояла заплаканная Танюшка.
 – Дядя Николай, что же мне теперь делать?! Я боюсь, боюсь, боюсь…
Рыдающую девушку он опять поил чаем, опять она рассказывала всё, что пережила за это лето. Сашка с сыном не уехали в отпуск, а опекали её с матерью, увезя к себе на дачу. Когда надо, отпускали на суд, но инструктировали, как надо отвечать, а не то!…
От такого рассказа он настолько озверел, что пришлось искать валидол. Тут зашёл попрощаться Валька, и он поручил ему Танюшку.
- Увези ты её отсюда! Здесь ей не жизнь. Ради меня, ради нашей дружбы!

Они уехали, а он опять остался один. Ночью снился бандит, в которого Сашка всаживал пулю за пулей, а лицо бандита было в точности похоже на лицо Виктора. Утром он отогнул половицу и вынул тот самый пистолет. По всей справедливости не должен был Виктор так легко отделаться! Доеду на машине до его дачи и пристрелю мерзавца, - думал Николай.
- Что-то на тебе лица нет, - сказала баба Надя на скамейке у подъезда. Съездил бы ты в наш монастырь, помолился за своего сына!
- Что ты, Надя, я и в Бога-то не верю!

Он сел в Москвич и, неожиданно для себя, повернул на дорогу к монастырю. Посмотрю, развеюсь, подумалось ему. Погода портилась, и дождь бил в стекло. До монастыря было километров 50. Куда я еду? Монастырь уже вырастал на горизонте, когда в моторе что-то заскрежетало, и машина остановилась. Он вышел и безнадёжно пошёл по дороге к ближайшим домам. Оказалось, всё не так плохо, домики эти были небольшой мастерской, в которой, в том числе стояли и разбитые автомобили. Его машину отбуксировали в мастерскую, осмотрели, поохали и сказали, что через месяцок сделают, быстрей не выйдет…

Он опять вышел на мокрую дорогу. Куда теперь?
- Пусть будет монастырь! Шёл дождь и он весь промок, а по мокрому боку било что-то тяжёлое. Пистолет…, да нужен ли он ему… Вот подходящий пруд, пусть там найдёт успокоение орудие убийства.
Как дошёл до монастыря он не помнил, пришёл в себя не скоро…
- У вас было воспаление лёгких, - сказал сухонький старичок в рясе, - но теперь вы пошли на поправку….
Мыслей у него не было. Он лежал и наслаждался тишиной и редким боем колоколов.
Монах приходил, шептал молитвы… Потом спросил, крещён ли он. Узнав, что не крещён, сказал, что это нехорошо, надо крестится! Он не возражал, но чувствовал полное отупение…
А ещё через три дня приехала милиция и увезла его обратно в город. Теперь уже он сидел в той же клетушке, где раньше был его сын. Ему разрешили вызвать из Москвы адвоката, того же Вальку. Валька приехал, разобрался в деле и сказал, что всё очень плохо! Что из его пистолета ранили Виктора и по всем уликам виноват именно он.
- Пистолет найден у тебя дома, а ещё ты скрывался от правосудия в монастыре.
- Вальк, ну не делал я этого, и пистолет – не мой, сделай хоть что-нибудь.
- Попробую!
- Ну, съезди в монастырь, поговори с монахами.
- А зачем, ведь ты и от монастыря на машине всегда мог доехать.
- Машина сломана, в мастерской.

* * *

Сидел и ждал суда долго, почти полгода, наконец, настал и этот день. Все «доказательства» развалились, когда обнаружилось, что в момент «преступления» он лежал больной в монастырской больничке. А машина - была «на приколе». И замять это при столичном адвокате было никак нельзя.

Так он вышел на свободу. Его квартира давно уже была занята другими людьми… С работы его уволили… Можно было за это сражаться, но он ужасно устал… На последние деньги нанял такси и уехал в монастырь. Так начался новый период в его жизни. Вместе с монахами он стоял на службах. Пригнав свой старенький москвич, ездил по монастырским делам… Но веры в Бога, не было, как и ранее…

Через Вальку из Москвы шли для него письма от сына. Димка писал ему и Танюшке о своей жизни.
- Узнав, что ты, папа, ушёл в монастырь, я задумался. Ты! Убеждённый коммунист!... Я тоже решил креститься здесь, в тюремной церкви. Как это замечательно! Теперь пою в церковном хоре, у меня оказался приличный тенор! Друзья меня за это любят!
Он отвечал кратко, что здоров, что всё у него в порядке.

Танюшка писала, что выучилась на бухгалтера и «пробила» с помощью Валентина, себе квартиру.
Он удивлялся, как всё изменилось. Раньше бы он кричал, что как это можно «доставать квартиру», что всё надо зарабатывать своими руками!!! А теперь,…, теперь он принял это спокойно. Жизнь была совсем другая, и у него даже прошло сердце, которое последнее время так досаждало на работе. А потом сломалась машина, теперь уже навсегда, поскольку денег на ремонт у него не было. Да и не нужна была никому эта развалюха…

* * *

Прошло два года, сын вернулся из тюрьмы прямо в Москву. Скоро пришло приглашение на свадьбу. Но он не поехал, - не было денег, а сознаться в этом не было сил.
Ещё через год приехали в гости молодые, на собственной машине, весёлые.
- Папка, собирайся, поехали с нами!
Он уезжал без сожаления. Всё равно, он так и остался в монастыре чужим. Веры не было! Было только удивление, как это серьёзные люди могут всю жизнь проводить, убеждая себя в том, чего на самом деле не существует.

В Москве он не долго сидел дома, а уже через неделю устроился на завод, конечно, не инженером, а простым слесарем. Сначала было трудновато, но потом втянулся и, даже, начал находить радость в простой однообразной работе.

Молодые жили дружно, Танюшка работала, в основном, дома, чем очень его удивляла. Получала, однако, достаточно, чтобы кормить и себя, и непутёвого Димку. Тот так и не пошёл на нормальную работу, а учился где-то играть на трубе. Денег он домой не приносил. Раньше бы он приструнил сына, а теперь молчал и страдал молча. А порою думал, что ведь и страдать-то нечего, какое ему собственно дело. Ведь с голода никто не помирает!..
Танюшке приходили письма от матери, та так и не согласилась оставить свою работу и квартиру. Писала, что в городе сейчас заправляет Виктор. Он стал большим человеком, ездит на мерсе, и завод теперь принадлежит ему. Да, наступила, наконец, перестройка!

* * *

Прошло ещё два года, и он уже начал беспокоиться, что Танюшка не беременеет. Повторялась история его жизни… Наконец, сын  устроился на работу, по специальности, трубачом в оркестр. Начал получать прилично, в то время, как у Танюшки работа не ладилась, - зарплата та же, но инфляция всё съела…

В последние дни он начал замечать, что она подозрительно округлилась…
Очередное письмо матери пришло с удивительными известиями. Убили Витьку в бандитских разборках, а отца его разбил паралич. Тот очень любил своего сына. Сейчас лежит в местной больнице, никто его не навещает, кроме матери Танюши. Она спрашивает, не взять ли его из больницы к себе, уж очень ей его жалко.
Танюшка спросила:
- Папа, ну, взять его, что ли?
- Конечно, - отвечал он, – Сашка был неплохим парнем, только вот сына любил до безумия!...

К вечеру вернулся с работы Димка, радостный, и вручил им билеты на свой концерт. Это было впервые, сын помнил нелюбовь отца к своей игре и стеснялся…
И вот он идёт, поддерживая под локоток отяжелевшую Танюшку, всё как раньше…
Театр, полный зал,… ничего, он потерпит всю эту кутерьму ради сына.

Ожидание,… и первые звуки оркестра… - и вдруг – чистейший звук трубы, ведущей за собой весь оркестр…
- Господи! Неужели ты существуешь! Господи!
- Папа, папа, - что с тобой, почему ты плачешь?!
- Ничего, Танюшка, всё в порядке! Всё в порядке! Просто я счастлив!