вторник, 28 апреля 2015 г.

Глава 4 Рин и Весса

Рин
Сегодня праздник, наши вернулись после войны с хомами. Сижу на бревне рядом с дедом и смотрю на полыхающий костёр, вокруг которого пляшут вернувшиеся бойцы.
- Деда,  наши победили?
- Нет, внучок, победить хомов нам не дано! Ведь рядом с ними всегда тарелочники.
- А почему мы сражаемся с хомами, а не с тарелочниками?
- Ты смешной! Ведь тарелочники нас и за людей не считают!
- Они, что? Могут нас легко победить!
- Конечно! Могут, но не хотят! Наши войны – для них просто развлечение. Даже хомов нам победить непросто, ведь они вооружены лучше наших. Вот и сегодня они опять прогнали нас с поля…
- А бывало так, что не они нас, а мы их прогоняли?
- Один раз было… Но тарелочники вмешались… и опять мы проиграли.
- Так что, они сами сражались с нашими?
- Что ты! Включили на своих тарелках мозгокрутку и гнали наших по лесу почти до села. Потом у всех головы целый день болели… Вот так и живём…  Смотри! Немой вышел! Это неспроста!
- Деда, а кто он, этот Немой?
- Это, внучок, великий бессмертный! Он всё знает, всё понимает, потому и не говорит. Пойди, отнеси ему крынку молока! Он молоко любит. Ты его всегда привечай, и будет тебе счастье! Так ещё старики говорили.
- Сколько же ему лет?
- И не спрашивай! Он же бессмертный. Он всегда здесь жил. И, что странно, никогда никуда не уходил со своего участка. Знаешь, как-то лет сто назад, люди хотели прогнать его.
- И что?
- Да он только посмотрел на нападавших… и все тут же в ужасе разбежались… Такие дела! Колдун он, этот Немой! Смотри, смотри, он указывает рукой! Эй люди!!!

** - **
Танцующая толпа остановилась на половине шага. А один растяпа ухнул в костёр и с руганью выпрыгнул обратно.
- Ты чего дед!?
- Смотрите! Немой!
Немой действительно упорно показывал на восход солнца.
- Надо идти! Немой зря не покажет!
- Ну тебя, дед,- заворчал обожженный.
- Остынь, Федя, Немой показывает не зря! Пошли, так надо!
- Деда, и я с ними! Можно?
- Можно, Рин, ты ведь у меня почти взрослый. Возьми на всякий случай с собою наш лук. Ведь сражаться по-мужски тебе пока ещё рано!
Бойцы схватили свои дубинки и рысью двинулись через лес. Я бежал впереди всех. Восточная часть леса считалась запретной, туда не ходили женщины за ягодами и грибами, туда не пускали играть детей. Там, на востоке, жили меридичи. Они всегда задирали наших и всегда готовы были украсть заблудившуюся бабу.

** - **
Я вырвался далеко вперёд и первый услышал жалобный женский крик.
- Отпусти!...
Выскочив на поляну, я увидел пятерых здоровых мужиков, которые вязали беленькую девочку. Шестой мужик пытался схватить вторую, смугленькую, но она ловко отмахивалась от него большим ножом. Впрочем, он особо и не старался. Вот его напарники закончили вязать беленькую и направились к нему на подмогу. Тут я выстрелил и попал мужику в плечо.
Смугленькая не зевала и ткнула ему ножом в другую руку , так что ошалевший мужик рухнул на землю и откатился в сторону. Пятеро оставшихся разделились. Двое бросились к смугленькой, а трое начали обходить меня. Стрелять в тех, что шли на меня я не стал, - не дурак, - они меня видят и попасть в себя не дадут. Я выстрелил в того, кто бежал к смугленькой и попал ему в зад. Он заверещал и остановился. Но второй налетел на девушку. Помочь ей я уже не мог и сам бросился бежать. За мной с треском и руганью ломились трое врагов. Слышно нас было за версту, на что я и рассчитывал. Все трое так и набежали на наших, тут-то им и досталось. А я повернул назад. Неужели я опоздал?!

** - **
Смугленькая и мужик лежали неподвижно обнявшись на земле и под ними расплывалась лужа крови.
- Всё, - подумал я, - опоздал! Они поубивали друг друга.
Второй мужик, со стрелой в заду, увидев меня, прыснул в кусты. А я подошёл к лежащей на земле беленькой. Она затихла, но дышала и была жива. Ножом разрезал ремни, которыми её связали, и поднял на ноги. Тут на поляну начали выходить и наши бойцы.
- Эге, - сказал Федя. - Да тут, похоже, два ещё тёпленьких, но уже неживых. Эх, хороша была девка, какого кабана завалила!
Он перевернул мужика, обнимавшего смуглую, и постарался оторвать его от неё.
- Ишь ты, - она его на нож наколола и не отпускает. – Дай- ка нож!
- Не дам, - вдруг ответила ”покойница”. - Ножик мой! Я его сама завоевала!
- Ну, девка! Так ты ещё и жива!
- Конечно, жива. Только этот вот ”жених” мне все ноги отдавил!
- Так вы, оказывается, здесь женихались, - захохотал Федька, а за ним захохотали все бойцы.
Я тоже смеялся, но аккуратно, чтобы не уронить беленькую, которая ещё не стояла на ногах.
- Ну повезло вам, девки, что вас Немой углядел, – сказал наш главный,  Петря. Пошли с нами, мы вас не обидим. Он подошёл к беленькой и легко взял её на руки.
За кустами раздавались вопли, там пороли попавшихся троих меридичей.
- Не ходи в нашу сторону! Не ходи! – приговаривал Илья, он у нас всегда порол провинившихся.

** - **
Я подошёл к смугленькой.
- Тебя как зовут?
- Весса, а тебя?
- Я Рин. Пойдём к нам, познакомишься с моим дедом. У нас хозяйки нет, можешь жить в нашей избе. А подругу твою, я чувствую, Петря уже не выпустит, оставит жить в своей избе.
- А ей там будет хорошо?
- Не бойся! Петря с бабами добрый. Ни одну никогда не обижает! Да, главное поблагодарите Немого, если бы не он, утащили бы вас к себе меридичи. У них плохо жить, они все злые! Они даже баб своих бьют!
- А зачем?
- Не знаю… Наверное, от злости…
Так, беседуя, мы потихоньку дошли до села. Сначала все подошли к ограде Немого и низко поклонились.
Немой стоял высокий суровый. Глядел куда-то поверх наших голов.

** - **
- Кланяйся! – шепнул я Вессе.
- Подожди, - шепнула она в ответ. - Дай с ним поговорить.
- Он немой, он никогда не говорит!
- Не мешай, - и Весса подошла к самой ограде и протянула руку к Немому, а тот протянул свою руку к ней. И оба застыли.
Все с изумлением смотрели на это. Казалось, оба они окаменели, а затем случилось невероятное. Немой подошёл и открыл калитку, а наша смугленькая спутница проскользнула в неё, и они вместе отправились в его дом.
Толпа, как один, вздохнула. Творилось что-то необычное. Никогда Немой никого не пускал на свой участок, и, тем более, никогда не приглашал к себе.

** - **
Весса
Зря мы с Террой не побеспокоились раньше. Надо было бы убегать сразу после той нехорошей встречи. А мы шли медленно, разговаривая со всеми встречными деревьями. И только тогда, когда уже было поздно, заметили  мы позади силуэты преследователей.
Мой вопль ” помогите” на волне дерев мог быть услышан разве деревьями, но, тем не менее, кто-то ответил.
Мы с сестрёнкой удирали, как могли, но нас, конечно, догнали. Терра и не пыталась сопротивляться, только жалобно кричала: ”Отпустите!”
Её повалили и начали вязать, я же достала свой нож. Ко мне подошёл хозяин этого ножа, который так недавно от меня убежал, но нападать он не торопился.
- Сейчас твою сестрёнку свяжут, тогда я тобой и займусь, - сказал он, подходя ко мне ближе.
- А сам, что, боишься? – и я махнула в его сторону лезвием.
Неожиданно он подскочил с воплем на месте. В его правом плече появилась неизвестно откуда взявшаяся стрела. Я не зевала и ткнула его ножом в другую руку, как ни странно, попала. – Будет знать, как нападать на беззащитных девочек!  Он с воплем покатился по траве.
Остальные пятеро закончили вязать Терру. Двое бросились прямо ко мне, а остальные к лесу, откуда прилетела стрела. Впрочем, один из этих двоих тут же получил стрелу в зад и сразу потерял свой задор, но последний, здоровенный мужик с ножом в правой руке, явно решил со мной разобраться окончательно. Он опрокинул меня своей огромной тушей, пытаясь при этом  выбить из моей руки нож. – Не успел. Мой нож вонзился ему прямо в грудь и, падая на меня, он протолкнул его до рукоятки. Его нож тоже оказался у меня под левой грудью, было очень щекотно, но сделать я ничего не могла - мужик был слишком тяжёлым. Щекотка становилась просто невыносимой, и, двигая грудью, я потихоньку выдавила его нож наружу и закрыла порез смолкой.

** - **
Тем  временем, на поляне что-то происходило, раздавались чьи-то голоса… Ну, конечно, столпились все около Террочки, у которой, я чувствую, было всё в порядке, а меня, которую совсем раздавили, - никто не замечал… Вот, наконец, один заметил и стащил с меня грязное потное тело, но потом он и нож решил у меня отнять! – Не выйдет! Нож мой, я его не отдам! Встала под хохот всей компании. Огляделась, такие же мужики, потные, грязные, но… весёлые! Не женихи, конечно, но с такими, пожалуй, можно пойти дальше. Главный сразу пошёл к Террочке и взял её на руки. Остальные смотрят... И почему она всем так нравится? Один только молоденький, с луком, подошёл ко мне. Ведь это он, наверное, мне помог, стреляя из лука!
Так и пошли: мы с Рином, так звали этого с луком, а остальные – вокруг главного с Террой на его руках. Связалась мысленно с нею:
- Ну как?
- Замечательно, сестрёнка! Мне так нравится!
Я успокоилась. Значит, всё в порядке. Может, это и есть её жених, как рассказывала нам бабушка?...
Пришли туда, где много домов – село, всё так, как мы знаем из бабушкиных сказок. А вот и особый дом, там живёт местный колдун. Это он меня услышал и послал всех на помощь.

** - **
Стою и смотрю в суровое лицо колдуна, слушаю и ничего не слышу.
- Он не говорит, - шепчет мне спутник.
- Подойди ко мне, - слышу я вдруг, и ноги сами несут меня к ограде. Наши руки встречаются, как встречаются и наши мысли.
- Сколько же тебе лет, девочка?
- Я думаю, лет пятнадцать, как моей сестрёнке.
- Ты ошибаешься, детка, ты гораздо старше… Я даже не могу представить, сколько тебе лет. Последний раз я видел таких, как ты, несколько тысяч лет тому назад… Страшное было время, везде пылали костры…
Я вздрогнула, представив свою мать, корчившуюся в огне.
- Всё так и было… Но так больше никогда не будет!
- А почему все называют тебя немым?
- Не могу я с ними говорить… Как бы это тебе объяснить?... Одним словом, заколдован я. И расколдовать меня могут только такие, как ты. Ты – моя первая надежда за последнюю тысячу лет. Ладно пошли-ка в дом, там я подберу тебе одежду по статусу… В последнее время я собирал коллекцию разных одеяний, так, развлечения ради, - вот и пригодилось.
Я выбрала себе зелёное платье и зелёные бусы, а ещё поясок с ножнами для своего ножа. Колдун, тем временем, рассматривал моё оружие…
- Да… время наступило… вот вернулся и нож самого деда Плюха или великого воина Йек-Гуша. Непростой это нож. Будет служить тебе верно… Ещё бы тебе туфельки… да, ведь туфельки тебе не нужны?!
Как он угадал! С детства ненавидела любую обувь.
- Ну иди, деточка, жить тебе лучше в избе у твоего знакомого Рина. А мужики, я думаю, быстро сообразят, и приставать к тебе не будут!
- А как же женихи? – только хотела спросить я.
- И женихи тоже будут, но не здесь и не сейчас… - сказал колдун, подталкивая меня к выходу.

** - **
Рин меня ожидал и повёл к себе домой. Там познакомил меня со своим  дедом. Втроём сели за стол, но есть я не хотела, мне очень хотелось пить. Зачерпнула черпаком воду из бочки и пила, пила, пила… Сразу вспомнились первые дни моего детства и всесжигающую жажду… Как хорошо пить, а затем выйти на опушку леса и погрузить ноги в опавшую листву… И глубже, глубже… А руки выше, выше… Благодать!!
Рин вышел вместе со мною, стоял и что-то говорил, но я не слушала, упиваясь моментом. Солнце подошло к краю леса, большое, красное… Вот и последний луч.
- Пошли домой, - позвал Рин.
Около дома увидели Терру.
- А я к вам. Там, у Петри все такие грубые. Женщины толкаются, ругаются, непонятно почему. Я решила уйти. Петря не хотел меня отпускать, но отец что-то сказал ему, и он отпустил…
- Ты вовремя, сестрёнка! Они там всего наготовили, а я и есть не хочу. Так что давай, садись за стол и ешь за нас обеих. А я ещё постою у крыльца, посмотрю на звёзды.
Вот так и решилась наша судьба. Мы с Террой обрели новый дом, новых родных и друзей. Жизнь продолжается, а звёзды всё ближе и ближе… Вот, одна из них замигала… Там! Там летит тот, кто мне так нужен!

Комментариев нет:

Отправить комментарий