четверг, 23 апреля 2015 г.

Глава 2 Маша и медведь


- Петя, ты о чём думаешь? Где обещанная планета? Ты думаешь, я буду рожать здесь в невесомости. Кто обещал мне скорую остановку!
- Сань! Ну, подожди немного, ещё пара недель и будет Узловая, там и больница, и врачи. Без сесибилизации на Узловой наша дочка так и останется, как и мы «хомом», не дойдя до уровня «сапиенс»
- Ты думаешь, я могу ждать две недели?! Ребёнок родится через пару дней. Почему нельзя остановиться на Тёмной? Я слышала, там нормальная атмосфера, в отличие от Узловой, где мы будем сидеть под куполом. В первый месяц всё равно её сенсибилизировать не будут, а через месяц мы стартуем на Узловую.
- Ты же знаешь, Тёмная не исследована. Ни один корабль не сумел сесть на неё.
- А почему? Может, кто-то погиб? Ничуть не бывало, просто пилотам было недосуг! Вот они и объявили планету запретной. А ещё и потому, что, судя по отчётам, там нет ничего интересного. Вот давай сядем и исследуем эту планету. Пусть мы будем первыми!
- Ну, если тебе, Саня, так уж этого хочется, давай сядем, но только ненадолго, месяц – не более.
Небольшой космический корабль с рёвом помчался к поверхности неведомой планеты. Плотные облака расступились, открыв серовато-чёрную холмистую равнину.
- Петь, смотри, смотри! Там что-то жёлтое, похожее на осенний лес… Давай туда!
- Сань, не смеши! На Тёмной ничего нет! Я читал отчёты. Её сканировали множество раз и не нашли ничего интересного.
Жёлтое пятно росло в иллюминаторах, разделялось на части и действительно стало напоминать обыкновенный осенний лес, на краю которого и приземлился прогулочный кораблик молодожёнов, так опромётчиво начавших своё свадебное путешествие.
- Петя! Ой, какая здесь красота! А когда лес зазеленеет, будет ещё лучше!

** - **
Два дня прошло в милых домашних хлопотах. Рядом с кораблём вырос палаточный домик со всеми удобствами. Молодые тихо гуляли по опушке леса, когда заметили, что листья в лесу действительно зазеленели. А отдельное небольшое деревце, выросшее почти в центре поляны, всё покрылось зелёными листочками.

** - **
Наутро началось самое главное. Пётр достал инструкцию по родам для начинающих родителей. В щель корабельного робота был вставлен диск врача-акушера. Александра, предвкушая незабываемые переживания, вложила свежий кристалл в эмо-видеозаписыватель. Пётр не находил себе места, но жена была абсолютно спокойна. Всё оборудование было настроено, и роды обещали быть лёгкими, как у её мамы. Всё же инопланетная технология – это настоящее чудо, сделавшее уверенными и счастливыми всех рожениц Земли.

** - **
Из дневника Александры
Итак, всё шло удачно! Не быстро, как я надеялась, и не без боли… Верка, вон хвастала, что рожать одно наслаждение! Неправда! Наслаждение было потом, когда прижала к груди свою малютку! Машеньку! Я давно мечтала, чтобы дочурку звали Машей. А Петя – чуть в обморок не грохнулся – вот чудик! Тоже мне помощник! Но робот не подкачал, сделал всё как полагается.
А потом был месяц незабываемого счастья. Лес, шелестя листьями, зеленел и пах. Пётр собирал образцы листьев, рассматривал их под микроскопом и сходил с ума от удивления. Кричал, что мы открыли нечто невообразимое. Что надо вызывать сюда экспедицию. Крутил настройки радио. Но в эфире был только шум. Магнитное поле планеты не пропускало радиоволн.
Отдельно стоящее деревце Пётр выкопал и осторожно перенёс в оранжерею корабля. Пора было отправляться дальше…
Но реактор корабля запустить не удалось. Что там случилось – не знаю. Пётр вместе с роботом разбирает реакторный отсек. Я, как ни странно, счастлива со своей Машей. Сплю спокойно, гуляю, пою ей песни. Какая у меня замечательная дочка – никогда не плачет, только улыбается мне, да щебечет на своём младенческом языке.
Свободного времени «вагон», вот я и достала тетрадку, пишу, как это делали в старину, дневник своей жизни. Тем более, что корабельный компьютер всё равно занят Петрушей.
Да, а ещё я поискала в лесу и нашла грибы. Говорят, в древности люди питались грибами. Я сварила грибной суп. Петя ел и похваливал, затем попытался сбежать к своему роботу. С трудом остановила! Сказала ему, из чего суп, - чуть с ума не свихнулся.
- Как ты могла! Это же дикие растения, они опасны! Даже на Земле приличные люди давно уже не употребляют в пищу то, что растёт в диком лесу. Неужели ты не помнишь, что нам говорили учителя?! «Мы то, что мы едим! Кто питается дикими растениями, тот обязательно, в конце концов, одичает!»
- Петруша, ну не могу я всё время питаться безвкусной пастой, что выдаёт нам корабельная кухня! А эти грибы так вкусно пахли! Мне кажется, что я даже слышала их голос: «Сорви нас! Съешь нас! Мы выросли здесь для тебя!» Вот я и не устояла. И тебе суп тоже понравился! Не отрицай!
- Понравился! А ты помнишь, как читали нам в Церкви священную книгу Библию? Там тоже неразумная женщина Ева накормила своего мужа Адама диким яблоком. И они оба сразу стали дикарями и не смогли больше оставаться в прекрасном раю, устроенным учителями ВОРЦ (Всегалактического Объединения Разумных Цивилизаций)! А потом были тысячелетия дикости, войн, голода и непосильного труда… Только тысячу лет назад мы добились прощения и повторного присоединения к ВОРЦ. И первая заповедь нашей Церкви Разума «Не есть ничего в диких лесах, не питаться вместе с дикарями, оставшимися от времени хаоса»
- Петруша, всё равно мы не можем отсюда улететь! А одичать, оказывается, так приятно! Давай мы здесь немного одичаем!
- Действительно приятно! Но не каждый день… Будем считать, что это не одичание, а эксперимент по адаптации к чужой планете на случай поломки корабельной кухни.

** - **
Кум.
Сквозь осенний сон в безнадёжной тишине – неожиданный рёв и близкий удар, сотрясший все мои корни. С трудом возвращаю к норме темп моей жизни, позволяющий воспринимать невиданное зрелище. Чёрное пузатое дерево пустило корни рядом со мной, вокруг вздыбленная обожженная земля. Жду… - открылась щель в коре и вышли целых два семени, которые начали бродить по поляне, видимо ища место для укоренения.
Но так и не нашли, зато вынесли на поляну много всякого, что и описать я не в силах. Судя по всему, эти двое были настоящими мыслящими, как и я, но мыслили совершенно в другом диапазоне, я с трудом мог их понимать. Ещё на поляну вылезло немыслящее нечто, что помогало им таскать неведомые части главного дерева… Я ещё немного уменьшил длительность своего временного такта, чтобы уследить за всем, что они делают. Жизнь моя наполнилась смыслом, соки весело побежали по жилам, опять зазеленели листья. Поляна наша просто преображалась. Вокруг главного дерева появились отростки, накрывшие большой участок луга. Я всё ждал, когда же неведомые семена укоренятся, но то, что случилось, было ещё интереснее. То семя, что потолще, вдруг выпустило из себя ещё одно совсем маленькое. Судя по их радостным эмоциям, это был долгожданный акт рождения нового семени. И прилетели они на эту планету именно для того, чтобы вырастить своё новое семечко. Как я рад, что оказался рядом с таким удивительным событием.
Но главная моя задача – попасть внутрь чужого дерева, чтобы эти странные гости планеты увезли меня с собой, когда соберутся продолжить своё путешествие, поскольку сам я взлететь пока не могу. Попытался осторожненько внушить гостям, что меня надо пустить внутрь их дерева. Получилось! Меня выкопали и осторожно перенесли внутрь. Сам я пока не проявляю мысленной активности, так как не знаю, как чужаки к этому отнесутся. Как показало будущее, моя осторожность была вполне обоснована. Внутренность чужого дерева поразила меня сложностью и многочисленностью неведомых деталей. Но самое главное, меня погрузили в прекрасную землю, содержащую и воду, и питательные вещества, а свет внутри дерева был не хуже солнечного. Так что мне не пришлось даже увеличивать длительность своего такта для экономии жизненных сил.
Моя радость была недолгой. Меня вытащили из дерева и посадили на прежнее место. Ничего, я теперь знаю, как попасть внутрь чужого дерева и не упущу момент.
Прошёл год. Маленькое семечко не укоренилось, но каждый день перемещается в разные стороны. Остальные также не пытаются укореняться. У меня возникло совершенно невозможное подозрение, что эти существа вообще не собираются укореняться. Как же они получают силы для жизни? В конце-концов выяснил - они кладут в верхнюю щель на теле куски других растений. Очень странные существа!! Как же они могут выжить, если рядом не окажется других растений? Не понимаю! Вселенная истинно полна сюрпризов!
Прошёл ещё год, я всё лучше понимаю чужаков, даже выяснил, как они общаются. Передавать мысли они умеют очень плохо, но зато умеют испускать верхней щелью колебания воздуха - звуки, несущие необходимую им информацию. Ночью, когда чужаки прячутся, пытаюсь подражать их звукам. С моей способностью к трансформации, оказалось нетрудным создать похожую щель. Гораздо труднее было создать поток воздуха и подобрать форму и размер внутреннего резонатора.
Так же, как и я, они не могут взлететь на этой коварной планете. Я думаю, это не случайно. На грани своего диапазона восприятия я временами чувствую нечто огромное и всесильное, и именно оно пока не хочет отпускать нас с этой планеты.

** - **
Из дневника Александры
Прошёл год. Пётр так и не сумел починить реактор, несмотря на помощь робота. Машутка начала ходить и говорить первые слова. А природа вокруг удивляла своей щедростью. На поляне расцвели неведомые цветы, вокруг леса появился невысокий кустарник с ягодами, напоминающими клубнику. Трава, покрывшая всё свободное пространство, тоже оказалась съедобной, похожей по вкусу на салат. А её вздутые корни вполне заменяли в супах картошку. Пётр вернул деревце из оранжереи на его прежнее место, и деревце благодарно зеленело и шептало что-то неведомое своими листочками. Дожди на этой планете шли только по ночам, и так приятно было засыпать под мерный шум дождя и просыпаться от рассеянного света невидимого солнца. Лёгкие облака планеты не пропускали прямые лучи, что, впрочем, было и к лучшему.

Однажды я читала Машутке стихотворение:
Серый зайка скок да скок
Сел бесхвостый под кусток.
И тут, может, мне показалось, но из кустов выглянул настоящий заяц! Я, конечно, закричала:
- Петя! Петя! Заяц!
Петя прибежал, но мои крики зайца спугнули. Петя мне так и не поверил, а обидно!

** - **
Прошёл ещё год. Зима здесь мягкая, листья на деревьях так и остаются зелёными. По-видимому, иногда бывают и суровые зимы, ведь тогда, когда мы прилетели, весь лес был жёлтый, но пока погода нас только радует. Мы с Машуткой бегаем и смеёмся по нашей поляне и по краю леса. Далеко заходить боимся, так как в лесу явно живут неведомые звери. Несколько раз видели зайцев и белок или кого-то очень на них похожих. А вот Петя –  просто бесится, - ему никак не удаётся никого увидеть! Вчера опять заперся с роботом в мастерской – решил изготовить ружьё, по примеру тех старинных ружей, что были у древних людей. Он собирается пойти на охоту, как это делали наши предки на Земле.

** - **
Вчера ночью я горько плакала, из-за Пети! Последние дни он всё ходил на охоту со своим новым ружьём, но так и не встретил никаких зверей. А вчера позвал меня в лес, подвёл к одному из кустов и говорит, - смотри, смотри, заяц!
я посмотрела – и правда заяц, сидит, шевелит ушами и не убегает.
А Петя, - подойди поближе, не бойся.
я подошла, и что же я вижу? Это не заяц, а узор из белых листьев кустарника. Листья у кустарника с одной стороны зелёные, а с другой – белые. Вот и создают они узоры самые неожиданные. Выходит, все эти зайцы и белочки, которых мы видели с Машуткой всего-навсего узоры листвы. Обидно было до ужаса!! Всю ночь плакала. А потом решила, дочке ничего не скажу! Пусть играет!

** - **
Сидим с Машуткой на травке, я читаю стихотворение:

Белка песенки поёт и орешки всё грызёт,
А орешки не простые, в них скорлупки золотые,
ядра – чистый изумруд…

Машутка послушала и побежала в лес. Прибегает через пять минут и протягивает мне жёлтый орех.
- Откуда, - спрашиваю.
- Мне белочка дала. А что делают с орехами? Пошли с Машуткой домой, там я показала ей, как расколоть орех. Внутри ядрышко – изумрудно-зелёное. Попробовала – вкусное. Остальное Машутка съела – понравилось! Пошла в лес, туда, где гуляла моя девочка. Обнаружила куст с такими же орехами. Естественно, никаких белочек. Набрала орехов. Это очень важное подспорье нашему скудному безбелковому питанию. Про наше «одичание» из-за питание дикими продуктами Петруша давно уже не вспоминает и с удовольствием вместе с нами питается всем тем, что даёт нам планета.

** - **
Прошло четыре года. Я, кажется, начала привыкать к мысли, что останусь здесь на всю жизнь. Учу Машу читать и писать. Капризничает, не хочет. Начинаю уговаривать, - если не будешь учиться, не буду рассказывать тебе сказки. – А сказки Маша очень любит. Особенно ей нравится сказка про Машу и медведя, о том, как девочка Маша заблудилась в лесу и попала в избушку медведя. Медведь не отпускал её домой и Маша хитростью заставила медведя отнести корзинку с пирожками своим родителям, а на дне корзинки спряталась сама.
Так медведь и понёс Машу домой, а по пути останавливался и говорил, - сяду на пенёк – съем пирожок.
А Маша из корзинки, - не садись на пенёк, не ешь пирожок. Высоко сижу, далеко гляжу.
Так медведь и донёс Машу до самого дома.
Вот и сейчас, пока я пишу, она бегает по краю леса и громко кричит, - не садись на пенёк, не ешь пирожок. Высоко сижу, далеко гляжу.
А у Петра моего новое увлечение, он хочет найти хоть одно семечко инопланетных растений для своей оранжереи.

** - **
У Петра сегодня удача, зацвело дерево, что стоит посреди поляны. Огромный чёрный цветок возник высоко, на самой верхушке дерева. Удивительной красоты ажурная кружевная конструкция диаметром более метра. В центре – красная завязь. Наутро цветок пропал, а под деревом мы обнаружили небольшое чёрное семя. Пётр сразу утащил семя к себе в оранжерею и там посадил.

** - **
Ну вот, уже пятый день рождения дочери. Машенька здоровая, весёлая, но вызывает у меня всё большую озабоченность. Она не интересуется ничем, кроме сказок. Каждую услышанную от меня сказку она начинает проигрывать в своём любимом лесу, затем начинает её менять… Играет так несколько дней, затем переходит к другой сказке. Через несколько дней может вернуться к предыдущей или начать объединять разные сказки. Всё, что придумала за день, с увлечением рассказывает мне по вечерам. Надо сказать, выношу я это с большим трудом. Петя давно уже не выдерживает и убегает к себе в мастерскую. Оказывается это очень трудно, слушать в тысячный раз, каким тоном сказал медведь, - сяду на пенёк, съем пирожок. Кстати, пирожков-то у нас как раз и нет, не на чем готовить. В корабле нашем печки нет, а автоматическая кухня готовит только питательную пасту и напитки. Развести костёр на поляне – не удаётся, - здешние деревья не горят.
Да, у Пети радость, - его семечко проклюнулось в оранжерее маленьким зелёным ростком. Он так и прыгает вокруг него, каждый день измеряет скорость роста, притащил какой-то прибор для исследования цвета листьев. Говорит, что спектр цвета листьев деревца в оранжереи весьма отличен от аналогичного у деревьев снаружи. К сожалению, у дерева на поляне листьев давно нет, дерево это после цветения засохло.

** - **
Кум.
На третий год я заметил, что Маша, как зовут самое маленькое семечко, способна к мысленному контакту. Несколько раз она останавливалась рядом со мной и слушала мои мысли. Сейчас я вполне мог бы с ней общаться мысленно, но опасение, что меня тогда не возьмут с собой на корабль, так называется их большое дерево, останавливает меня.
Впрочем, Маша нашла себе собеседников интереснее, чем я. Она убегает в лес и говорит там с кем-то очень большим, только я не могу понять с кем.
Время идёт незаметно, я жду и ничего больше не делаю. Главное, не привлекать к себе внимания того огромного, с кем каждый день беседует Маша. Родители её так ничего и не понимают. Не понимают, что это огромное мыслящее никогда не отпустит от себя Машу, если Маша Ему понравится. Вот поэтому сам я молчу и притворяюсь простым немыслящим деревом.
На днях уловил мысль семечка-Петра о том, что он ждёт моего цветения, чтобы собрать семена. Что за странное желание собирать чужие семена?! Но мне это «на руку», как они выражаются. Сделал им цветок из своего парашютика, используемого обычно при полётах в космосе. Поверили и целый день плясали вокруг меня. Наутро закрыл парашют и свернулся в виде семечка…
Ура! Цель достигнута! Меня перенесли внутрь их основного дерева!! Ждут появления первых листочков. Не возражаю! На радость Пети выпустил несколько зелёных листиков. Один он от радости сорвал. Ничего, пусть рвёт, лишь бы не выбросил из корабля.

** - **
Из дневника Александры
Прошло ещё два года. Машеньке семь лет, пора в школу. Мы с Петей готовы дать ей всё, что знаем сами, но сама Маша не признаёт никаких занятий. Я горько раскаиваюсь, что читала ей в детстве сказки. Ничего иного Маша и знать не хочет. С утра кричит, - мама, я пошла к медведю! – и до вечера скрывается в лесу. Я в отчаянии. Петя пару раз пытался найти её в лесу и привести домой, но неудачно. Маша знает лес гораздо лучше нас и прячется там так, что найти её невозможно. На наши призывы – не отвечает. С завтрашнего дня Пётр решил вообще не выпускать её из корабля, пока она не привыкнет к школьной дисциплине.

** - **
Пишу последнюю запись в своём дневнике, чтобы те, кто найдёт этот дневник, знали, что с нами случилось.
Как я уже писала, мы начали серьёзно заниматься с Машей. Пора ей было осваивать школьную программу. Для этого мы решили несколько дней не пускать её в лес. Корабельный шлюз, закрывающийся тяжёлым штурвалом, представлял для семилетнего ребёнка непреодолимую преграду. Тем не менее, однажды утром мы не обнаружили Маши на корабле. Шлюз был открыт. Как уж она сумела это сделать – не знаю. Мы выбежали наружу. Пётр взял с собой ружьё, не для защиты, а на всякий случай, чтобы выстрелом давать о себе знать, если разойдёмся в лесу. Целый день мы бродили по лесу и искали Машу, но так и не нашли.
Вечером сидели около корабля и думали, что же нам делать. Вдруг из леса выходит Маша и оглядывается назад, как мне показалось, с испугом. Тут затрещали кусты, и из леса выскакивает что-то огромное, чёрное и бросается к Маше. Пётр среагировал мгновенно и выстрелил из своего ружья. Но разве такую махину остановишь одной пулей. Этот инопланетный медведь бросается на Машу, хватает её и уносит в лес. Пётр ещё успел выстрелить медведю в спину… И тут началось… Мы наверное потревожили целую стаю медведей, потому, что они полезли из всех кустов. Страшные, чёрные, с острых жёлтых зубов капает слюна. Мы поняли, что нам с ними не справиться. Еле успели прыгнуть в корабль и закрыть шлюз. Чувствую, обшивка корабля дрожит от их могучих ударов.
Петя говорит, - ничего, сейчас я вас поджарю, - и запускает реактор. Забыл бедный, что реактор наш уже давным-давно не работает. Но тут реактор вдруг заработал. Корабль моментально взлетел вверх, расплющив нас с Петей по полу. Очнулись мы в космосе уже довольно далеко от пленившей нас планеты. Вот и всё.
Маша погибла, и жить мне теперь незачем. Надеваю скафандр и ухожу наружу в открытый космос. Прости меня, Петя!

** - **
Кум
Я очень сомневаюсь в умственных способностях родителей Маши! Только на седьмой год обнаружили-таки, что Маша давно не их семечко! Что она уже давно в контакте с тем большим мыслящим, что живёт здесь на этой планете. Оно такое большое, что я не могу его измерить. Быть может, эта планета и является целиком этим мыслящим. Но мои умники решили сражаться с ЭТИМ за своего ребёнка. Почему бы сначала не поговорить, а тут шум, бах-трах, чуть своего ребёнка в сутолоке не прибили, но планета не дремала, Машу спасла, а их самих вместе с кораблём вышвырнула прочь.
Но глупости их на этом не кончились. Сначала та, что звалась Александрой, надела скафандр и выпрыгнула наружу. Затем Пётр также надел скафандр и последовал за ней. А мне что теперь делать? Сил на самостоятельное путешествие у меня нет, их кораблём я управлять не умею. Пришлось постараться. Вынул корни из земли, прихватил большой моток верёвок и тоже отправился наружу. Верёвку привязал к кораблю, другой конец зажал веткой и полетел на поиски моих самоубийц. По мысленному сигналу нашёл быстро. Летели они обнявшись вместе и ни на что не реагировали. Связал верёвкой и втянул обратно на корабль. Хорошо хоть в космосе предметы ничего не весят, а то бы не справился. Закрыл шлюз, отвинтил шлемы – пусть дышат! То, что им обязательно надо дышать я понял ещё ранее из их разговоров.
Пока они не очнулись, вернулся обратно на своё место и укоренился! Порядок! Мои страдальцы улеглись в узкие ящики и отключились – говорили что-то про анабиоз. Но корабль, я чувствую, летит куда надо, и моя любимая всё ближе и ближе!

** - **
Наконец, прибыли, наш кораблик пристыковывают к большему. Щёлкнул запор люка.
- Так, что мы имеем? Двое спящих. Хорошо, хоть автоматика не подвела…
Один из спасателей поочерёдно воткнул иголку прибора в тела спящих.
- Просыпаемся,…, просыпаемся!
- Я не хочу больше жить! Оставьте меня! – Это голос Александры.
Ей вкалывают ещё одну иголку, и она затихает.
- Доктор, что с ней? Она будет жить? – это уже Пётр.
- Полное одичание! Жить будет, но детей ей иметь не позволят. Одичание зашло слишком далеко!
- Говорил я ей, не есть тех диких грибов! – это опять Пётр.
- Да, батенька, неизвестные грибы не следует кушать.

Комментариев нет:

Отправить комментарий